«Бороться и выживать»: как подростки из детдома привыкают к приемным семьям

«Бороться и выживать»: как подростки из детдома привыкают к приемным семьям
Примерное время чтения статьи:
11 мин.

Если брать на воспитание ребенка, то маленького: из подростка, выросшего в детдоме, ничего путного не выйдет. Именно так считают многие. Это распространенный стереотип — чем старше ребенок, тем сложнее найти ему новую семью, отмечают социальные работники.  РИА Новости собрало истории приемных родителей и ребят, чье детство прошло в интернате.

Из дома в интернат

Татьяна и Сергей Тимофеевы (имена всех героев изменены) из Санкт-Петербурга взяли на воспитание десятилетнего Артема в феврале 2011 года. Бездетная пара давно мечтала о ребенке, хотели удочерить девочку. Однако в детском доме их внимание привлек стоявший в сторонке скромный мальчуган. Татьяна и Сергей несколько раз приглашали Артема к себе домой, а когда ребенок совсем освоился и привык к новой обстановке, оформили официальное опекунство и определили его в ближайшую школу.

"Проблемы начались сразу после того, как Артем окончательно покинул детский дом. Он постоянно дрался с одноклассниками, к директору меня вызывали чуть не каждую неделю. К руководству школы присоединились и родители других учеников: они постоянно мне звонили и требовали перевести сына в другое учебное заведение", — рассказывает Татьяна Тимофеева.

Дальше — хуже. Мальчика поймали на воровстве — об этом приемных родителей известила классная руководительница. Артем вытащил из рюкзака своей соседки по парте мобильный телефон. Когда девочка сообщила о пропаже, учителя обыскали ее одноклассников и обнаружили мобильник в портфеле приемного сына Тимофеевых.

"Я не знала, что и думать. С одной стороны, у детей, выросших в детдоме, однозначно есть пробелы в воспитании — к этому я была готова. Но воровство — это уже чересчур. Я не понимала, как смотреть в глаза учителям и маме той девочки. Дома у нас с Артемом состоялся серьезный разговор — мы с мужем объяснили, что такое поведение неприемлемо. Тогда мне даже показалось, что он по-настоящему стыдится этого поступка, — все время смотрел в пол, обещал, что такого больше не повторится", — вспоминает Татьяна.

Но на этом проблемы не закончились. В следующий раз пропажу обнаружил муж Татьяны Сергей — из его кошелька исчезли пять тысяч рублей. Оказалось, что приемный сын решил взять деньги на карманные расходы.

"Хотя деньги я ему давала каждый день. Артем ничем не отличался от других детей — у него были свой мобильный телефон, хорошая одежда, компьютер, велосипед — словом, он ни в чем не нуждался. Но искоренить тягу к воровству у нас так и не получилось", — сожалеет приемная мать мальчика.

Бок о бок с ребенком из детского дома Тимофеевы прожили почти пять лет — за это время отношения испортились окончательно. Артема перевели в другую школу, однако это не помогло: учиться пятнадцатилетний подросток бросил, найти общий язык с одноклассниками не сумел. Дошло до того, что Артем стал сбегать из дома и даже просил приемных родителей вернуть его обратно в приют. Именно так они в итоге и поступили.

"Когда мы сообщили приемному сыну, что он возвращается в приют, он на это отреагировал совершенно спокойно — как будто ждал этого. Мне очень жаль, что мы так и не смогли стать ему родителями, но терпеть это и дальше было просто невозможно", — сетует Татьяна.

Разрушение стереотипов

13-летнюю Аню из приюта забрала чета Василевских из Перми, у которых двое родных детей — 20-летний Максим и 14-летняя Катя. Судьба у Ани незавидная: отец умер в тюрьме, а беспробудно пьющую мать лишили родительских прав, когда девочке было четыре года. Так Аня и попала в детдом, где жила вплоть до своего тринадцатилетия.

"Я сама социальный работник, за свою жизнь побывала во многих детских домах и интернатах. Всегда хотелось не только найти брошенным детям новую семью, но и самой взять ребенка на воспитание. Однажды мне позвонила знакомая из пермского приюта и сказала, что у них есть замечательная девочка. Я думала, это ребенок лет четырех-пяти, а оказалось, что она уже совсем взрослая. Когда мы за ней приехали, девочка ждала на пороге с вещами — хотела, видимо, чтобы мы ее поскорее оттуда увезли", — вспоминает приемная мама Ани Надежда Василевская.

Поначалу Аня вела себя несколько скованно, но потом все-таки подружилась с братом и сестрой. Родители даже приводили в пример приемную дочь родным детям: в свои 13 самостоятельная Аня многое умела. Правда, решать вопросы девочка из детского дома предпочитала не словами, а кулаками, — от этой привычки ее постепенно отучили родители.

"Особенно сильно она привязалась к нашей дочери Кате — даже защищала ее от нападок одноклассников в школе. Хотя характер у Ани непростой, она разрушает все стереотипы о детдомовских детях. Когда я сообщила знакомой, что хочу взять уже взрослую девочку из приюта, она меня всячески отговаривала: мол, от детдомовцев одни проблемы. А вышло все совсем не так. Я очень рада, что членом нашей семьи стала именно она", — рассказывает Надежда.

Сейчас Ане уже 19. Она поступила в университет на факультет социологии и подрабатывает официанткой в кафе. Самостоятельностью и неприхотливостью отличаются именно детдомовские дети, считает Надежда Василевская, — эти черты характера сформировались у Ани еще в детстве.

«Становится скучно»

Виктор Лобинцов прожил в детском доме первые 12 лет своей жизни. Все эти годы мальчик мечтал, чтобы его забрали, но попав наконец в семью, понял, что привыкнуть к новой обстановке непросто.

© Фото из личного архива Виктора Лобинцова / Виктор Лобинцов в детстве

"Я приглядывался, прислушивался, ждал подвоха, никому не доверял, в том числе родителям. В интернате же я привык бороться за выживание. Первое время даже хотел вернуться в детский дом, в привычную мне среду, где я знал, что делать и как себя вести. Папе и маме пришлось доказывать, просить, ждать и так далее. Хотя я очень старался понравиться, боялся, что меня неправильно поймут, не хотел произвести плохое впечатление", — говорит Виктор.

После усыновления его жизнь круто поменялась, но Виктор продолжал общаться с друзьями из интерната и спустя всего несколько месяцев заметил, как сильно отличается от детдомовских ребят: появились новые увлечения и чисто домашние привычки.

"В нашем детском доме бывало, что приемные дети по собственному желанию возвращались обратно в интернат. Когда ты из такой тяжелой атмосферы попадаешь в тепличные условия, становится скучно, как бы нелепо это ни звучало", — признается Виктор. Но он в итоге нашел себя в новой семье.

Сейчас ему 36 лет. Виктор успел окончить несколько вузов, получить дипломы режиссерского и экономического факультетов, стать радиоведущим. Своих биологических родителей он искать не хочет, но и зла на них не держит: говорит, что благодаря их выбору он обрел свою настоящую семью.

© Фото из личного архива Виктора Лобинцова / Виктор Лобинцов с приемной матерью

Важные нюансы

Детям, усыновленным в младенческом возрасте, проще — они сразу попадают в благоприятную для развития среду, поясняет заведующая кафедрой возрастной психологии МГУ профессор Ольга Карабанова.

"Взрослому же ребенку, находившемуся вне семьи, адаптироваться сложнее: детдомовская обстановка сказывается на его дальнейшем развитии. У подростка за плечами уже есть определенная история: то, что он попал в детский дом, связано с драматическими событиями в его жизни — потерей близких людей, например. Приемным родителям следует это учитывать, надо понимать, что предстоит столкнуться с определенными сложностями", — говорит специалист.

По словам Карабановой, каждый случай нужно рассматривать отдельно: многое зависит от того, как именно складывалась жизнь детей до усыновления. "Если ребенок сначала жил в семье, а потом попал в детский дом, то у него, по крайней мере, есть опыт общения с родителями. Если же он все детство провел в детском доме, весьма вероятны трудности, связанные с отсутствием в его жизни семьи и близких людей. Поможет здесь только любовь родителей, их терпение, чувство такта. Кроме того, сейчас в процессе усыновления можно воспользоваться помощью специалиста, чтобы сгладить все острые углы. Главное — не стесняться обращаться за помощью, если возникают проблемы в общении. Психологические особенности детей, попадающих в детский дом, проявляются в первую очередь в условиях формирования привязанности к близкому взрослому. Через общение с матерью ребенок не только познает мир, но и формирует представления о том, насколько этот мир безопасен для него", — объясняет эксперт.

 

© РИА Новости / Константин Чалабов / Воспитанники детского дома

При усыновлении ребенка более зрелого возраста, когда уже сформирован определенный тип привязанности к взрослому, процесс адаптации в новой семье зависит от того, создадут ли приемные родители условия для возникновения доверительных отношений, отмечает профессор.

"Дети, попадающие в приемные семьи в сознательном возрасте, часто могут занимать "оборонительную" позицию, не проявляя инициативы в общении с родителями. Однако это не всегда говорит об их замкнутости или каких-либо психических нарушениях. Затрудненная адаптация может быть связана как с возрастными особенностями ребенка, так и с приобретенным им ранее опытом взаимодействия с окружающим миром", — предупреждает Карабанова.

В разном возрасте дети по-разному реагируют на новые обстоятельства в жизни и на участие взрослых в их развитии. Специалисты уверены: если родители учтут эти особенности, и им, и детям будет легче построить доверительные отношения, создать счастливую семью.

 

Текст:
Камила Туркина
Сообщение автору:
431
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Другие "ТЕМЫ" раздела

Admin в группе ПРОЧЕЕ 4 месяца назад 0
Admin в группе ТЕМА ДНЯ 6 месяцев назад 0
Admin в группе ТЕМА ДНЯ 7 месяцев назад 0